Приморск Волгоградская область - Первый чепионат мира по футболу - 1930 год.Уругвай

Первый чепионат мира по футболу - 1930 год.Уругвай

                           Первый чемпионат мира по футболу прошёл в Уругвае с 13 июля 1930 годаnull

Выбор Уругвая в качестве места проведения спортивного состязания не был случайным. Сборная этой страны победила на VIII Олимпийских играх 1924 года в Париже и IX Олимпийских играх 1928 года в Амстердаме, после чего эта латиноамериканская страна получила право проведения первого чемпионата мира по самому зрелищному виду спорта – футболу. 

Специально к этим состязаниям в Монтевидео построили новый стадион, который в честь юбилея независимости назвали «Сентенарио» – «столетие». Все расходы по размещению гостей чемпионата уругвайская сторона взяла на себя.


История мирового футбола тесно связана с небольшой страной, расположенной к северу от реки Ла-Плата. Уже на Олимпийских играх 1924 года в Париже и 1928 года в Амстердаме игроки сборной Уругвая ошеломили любителей футбола совершенной техникой, скоростью, точными ударами, которым воодушевленно аплодировали переполненные трибуны европейских стадионов. Футболисты, приехавшие в Европу за олимпийскими золотыми медалями, стали любимцами старого континента и героями своей Латинской Америки.
В Олимпийских играх в Амстердаме участвовали 22 футбольные команды. Исходя из тогдашних финансовых и других возможностей, эта цифра была вполне впечатлительной. Но, чтобы определить лучшую из лучших, ФИФА (Международная футбольная федерация), которая в это время отметила лишь свое двадцатилетие, готова была предложить турнир с участием большего количества команд.
Созревала идея проводить каждые четыре года (в период между олимпиадами) турнир, открытый и для футболистов-профессионалов, и для любителей.
Организация такого чемпионата была в то время рискованным делом. К тому же, ФИФА искала страну, которая бы взялась за это дело, но без корыстных соображений. Олимпийские игры почти не служили ей источником доходов. Патронируя чемпионаты мира, Международная футбольная федерация могла бы принять участие в распределении прибыли, а следовательно, в ее кассе уже бы не скапливались долговые обязательства.
null
Предстоящий срыв
В это время как нельзя кстати поступило предложение из Уругвая провести международное первенство в 1930 году. При этом уругвайцы исходили из нескольких соображений. Главное состояло в том, что чемпионат станет главной составляющей праздника, посвященному столетнему юбилею освобождения страны от испанской колониальной зависимости. Другой важный мотив – огромная популярность футбола на берегах Ла-Платы. В результате двукратной победы на олимпийских играх лучшие футболисты приравнивались здесь чуть ли не к божествам. Только благодаря энтузиазму любителей футбола эта небольшая страна собрала 400 тысяч долларов и в рекордно короткий срок построила самый большой в то время стадион «Сентенарио» на 100 тысяч зрителей.
Но футбольная Европа не торопилась принять приглашение. В защиту Старого континента следует сказать, что у него были другие заботы. Крах на нью-йоркской бирже осенью 1929 года вызвал упадок экономики. Вчерашние миллионеры обанкротились, владельцы постоянных входных билетов на трибуны стадионов стояли в очереди перед биржей труда. К тому же, чтобы добраться в Латинскую Америку, в то время можно воспользоваться лишь водным путем. Хотя уругвайцы оплачивали проезд участников на корабле и гарантировали другие выплаты, все же это было долгое и в некоторой степени рискованное путешествие. Участие в чемпионате мира означало прервать на несколько месяцев домашние соревнования или ослабить составы лучших команд, а тем самым снизить интерес к матчам, ухудшить и без того затруднительное финансовое положение клубов и национальных футбольных союзов.
Поэтому один НФС за другим отказывались от ранее обещанного участия. В довершение всего вмешалась Италия с предложением организовать европейский чемпионат, а некоторые футбольные союзы за участие в мировом первенстве потребовали дополнительно 15 тысяч долларов. Чашу терпения латиноамериканцев переполнил отказ Голландии, чьи стадионы два года назад на олимпиаде болельщики заполняли благодаря сборной Уругвая. Толпы людей собирались перед зданием голландского посольства в Монтевидео. Все латиноамериканские страны грозили выйти из ФИФА.
Лишь вмешательство президента Международной футбольной федерации Жюля Римэ предохранило первый чемпионат мира от срыва. Он использовал весь свой авторите5т, чтобы обеспечить участие по крайней мере четырех европейских команд-смельчаков. На пароходе «Конте Верде» к берегам Южной Америки отправились сборные Франции, Югославии, Румынии и Бельгии. По меркам тех времен на чемпионат ехали команды футбольной периферии Европы. В Уругвая посланец нашего континента приветствовали, однако, многотысячные толпы.

Приключения арбитра
В стартовом списке участников было только тринадцать сборных: Аргентины, Чили, Мексики, Бразилии, Боливии, Перу, США, Парагвая, Уругвая, Франции. Югославии, Бельгии, Румынии. Участники были разделены на четыре группы, победители групп встречались в полуфинале, а две лучшие сборные вели борьбу за звание чемпиона. На финальный матч Уругвай - Аргентина прибыло более 20 тысяч аргентинских болельщиков.
Организационный комитет доверил судейство последнего матча Джону Ланженю, высоченному бельгийцу, который выходил на футбольное поле в галифе, сером пиджаке и кепке с широким козырьком. Он путешествовал по Аргентине, когда в Буэнос-Айресе его настигло распоряжение немедленно отправиться в Монтевидео, чтобы судить финальный матч. За арбитром был послан полицейский катер. Организаторам также пришлось обратиться в Бельгийский футбольный союз с просьбой дать согласия на назначение Ланженю. Разрешение было получено. Успешно завершились и переговоры о том, чтобы пароход, на котором Джон Ланженю собирался возвращаться в Европу, отплыл с трехчасовым опозданием. Согласно расписанию он поднимал якорь в тот момент, когда начинался футбольный поединок. Итак, все было устроено.
Позже бельгийский арбитр рассказывал об этом с присущим ему юмором:
«Еще у аргентинского берега мы трижды возвращались, чтобы полицейские смогли высадить безбилетного пассажира – аргентинского болельщика. Но тот решился прыгнуть на палубу в четвертый раз, однако не рассчитал и упал в воду. Теперь полицейские стали спасать его.
Мы петляли в караване аргентинских кораблей, и, хотя, плыли быстрее, чем большинство этих посудин, все выигранное время потратили на бесконечно затянувшийся таможенный контроль в Монтевидео: чиновники упорно искали оружие.
Все мы немного боялись финального матча. Европейские коллеги обсуждали, как обеспечить мою безопасность. Они считали, что такой матч представляет буквально смертельную угрозу для жизни арбитра. Принимая меры предосторожности, организаторы пропустили лишь 90 тысяч болельщиков, а 10 тысяч мест оставили свободными. Как оказалось позже, опасения были напрасными.
Намного больше пришлось мне попотеть за кулисами. Дело в том, что перед матчем я получил два мяча. Один – аргентинского производства, второй- уругвайского. Каждый финалист хотел играть своим, а я должен был определить – каким. Этот спор я решил так: вынес на поле оба мяча, а капитаны команд разыграли ворота и мяч. «Выиграл» аргентинский, но своей сборной он удачи не принес.
После первого тайма вела в счете сборная аргентины – 2:1. По мнению абсолютного большинства зрителей, второй гол был забит из положения «вне игры». Я оставался при совеем мнении, и судья на линии подтвердил, что все было сделано в рамках правил. Поскольку протесты уругвайских болельщиков не прекращались, я взял мяч и отнес его в ценр поля. В этот момент трибуны мгновенно утихли. Это был, по-моему, самый спорный момент финала.
Не могу описать все то, что происходило после финального свистка, зафиксировавшего победу хозяев со счетом 4:2. Он принес им знание первых чемпионов мира футболу. Десятки тысяч зрителей пели уругвайский гимн, но я уже торопился в раздевалку. Быстро переоделся и помчался к пристани. Позже ходили слухи, что местная полиция охраняла меня от разъяренных аргентинских болельщиков».
По правде говоря, на первом чемпионате мира дела с судейством обстояли не блестяще. Отсутствовала единая трактовка правил, определенную роль сыграло также региональное соперничество. Например, бразилец Рего дал финальный свисток в матче сборных Франции и Аргентины в тот момент, когда при счете 0:1 француз Ланжилле выходил один на один с вратарем соперника. Фактически да конца матча оставалось еще шесть минут, и после энергичных протестов французских футболистов матч все же доиграли. Боливиец Сакуэдо в матче сборных Аргентины и Мексики дал пять одиннадцатиметровых ударов. И когда на последней минуте арбитр назначил еще один в ворота мексиканцев, которые проигрывали 3:6, их болельщики ворвались на футбольное поле, и арбитру пришлось спасаться бегством. Правда, Сакуэдо на «полном ходу» успел все-таки дать финальный свисток.
Ф4утболисты Уругвая победили вполне заслуженно. Команда состояла из отличных спортсменов, показавших дружную коллективную игру, а это редко встречается в латиноамериканском футболе. Средняя линия сборной в составе Андраде, Фернандеса и Гестидо была лучшей в мире.

Лучший
Если уругвайцы имели блистательную среднюю линию, то аргентинская сборная располагала такими отличными нападающими, как Пеусселе, Варальо, Стабиле, Феррейра, М. Эваристо. Именно благодаря этой пятерке аргентина вела в счете после первого тайма и финальном матче.
Тысячи представительниц прекрасного пола, для которых на одной из трибун был выделен отдельный сектор, распевали религиозные песни, бросали на футбольное поле четки, громко молились за успех уругвайской сборной.
И чудо свершилось. Его «виновником» был левый полусредний Педро Сеа, который помог уругвайцам дважды завоевать золотые медали. Рядом с Андраде он был самой яркой фигурой в сборной хозяев поля. Сеа хорошо подметил единственное слабое место в аргентинской команде. Это был защитник Делла Торре. Вот что сказал Сеа:
«Результат матча беспокоил нас только первые четверть часа. Именно тогда Стабиле забил гол, и сборная Аргентины вышла вперед. Я понял, что нам следует изменить ритм и тактику игры. Вместе с крайним левым Ириарте мы начали наступление на Торре, но ему приходил на помощь неутомимый Монти из центра поля. Все же мы сравняли счет начали диктовать темп.
Иногда высказывается мнение, что мы играли без какой-либо системы, но это не соответствует действительности. Приведу в пример один из наших тактических приемов. Защитник Назацци выходит вперед, в центру поля. В роли атакующего полузащитника он вдруг становился абсолютно неприкрытым и выводил нас на ударную позицию. Назацци появлялся там, где противник менее всего ожидал, а поэтому каждый его ход вызывал замешательство в рядах аргентинской сборной
Так спустя полвека оценивал тактическую новинку первых чемпионов мира один из героев финала Педро Сеа, который после окончания славной футбольной карьеры стал одним из самых популярных радио- и телекомментаторов Латинской Америки.

Чемпион мира по футболу 1930г. - сборная Уругвая